pinterest

Настя

Записав адрес, куда Петр увёз нашу дочь, я схватила сумочку и поехала к ним. Мне казалось, что если я сейчас не увижу Лику, не приеду в тот дом, то больше никогда не обниму свою девочку.

Коттеджный посёлок находился на краю города.

Я добиралась туда на автобусе. Всю дорогу думала о Лике, о том как она без меня. Надеялась, что когда дочь меня увидит, уже не отпустит, как было раньше и Петр разрешит мне остаться или забрать девочку с собой.

Автобус высадил меня на конечной остановке. До самого посёлка не ходило ни маршруток, ни автобусов. Люди, живущие там не нуждались в общественном транспорте, они добирались до своего жилья на дорогих машинах.

Я вызвала такси. При въезде на жилую территорию нас остановил охранник. Пришлось звонить Петру и просить дать разрешение, чтобы нас пропустили.

- Приехала всё-таки? - спросил он.

Машина остановилась у шикарного трёх этажного особняка. Ворота разъехались, пропуская меня внутрь. Под ногами была выложенная плиткой дорожка, большие двери дома открылись сами. Передо мной был просторный холл, уходящая наверх лестница, несколько женщин крутились внизу, они были одеты в униформу. Лики с ними не было.

- Где моя дочь? - спросила я Петра.

- Она уже спит, утомился ребёнок. - ответил он.

- Я хочу её увидеть, - сказала я, очень расстроившись, что дочка спокойно уснула, не дожидаясь меня. Надежда на то, что мы уедем отсюда вместе, таяла.

Петр проводил меня на второй этаж. Я открыла дверь в детскую. Это была просторная комната, сейчас в ней горел ночник. Кроватка ребёнка стояла под кружевным палантином.

Вокруг было множество игрушек. Кукольные домики вдоль стен, с мебелью и принцессами в красивых платьях, машинки, развивающие лабиринты на стенах, бассейн с мягкими шариками, даже какая-то горка. В углу комнаты была кровать, рядом с которой сидела Елизавета Иосифовна.

- Вы будете здесь ночевать? - спросила я няню.

- Да. Я слежу за сном своей подопечной.

- Как она?

- Хорошо. Весь день играла, ела с аппетитом, плавала с отцом в бассейне - он в другой части дома,- уточнила она, видя, что я перевела взгляд на сухой бассейн с шариками. - Утомилась и спит.

- Спрашивала про меня?

- Пару раз звала, но не плакала, - спокойно ответила няня.

Я смотрела на неё и думала, откуда у неё такое равнодушие ко мне. Мы больше года вместе ухаживали за одним ребёнком и Елизавета Иосифовна проявляла ко мне тёплые чувства. А сейчас она была на другой стороне.

- Кто её гувернантка? Она здесь? - спросила я.

- Нет, она будет приезжать по утрам. - был ответ.

- Сюда же не добраться! - сказала я, вспомнив пересадки, с которыми ехала сама.

- Транспортные расходы покрываются Петром Алексеевичем, - ответила женщина.

- Прислуге он оплачивает такси, а родная мать ездит на автобусе, - съязвила я.

Елизавета Иосифовна оставила моё замечание без ответа.

- Настя, я собираюсь спать, - многозначительно сказала она, показывая, что её кровать стоит здесь и ей надо собираться ко сну.

- Я посижу с дочкой немного и уйду. - ответила я.

Наклонившись к кроватке, я в очередной раз умилилась своему ребёнку.

«Какие они хорошенькие, когда спят. Такие сладенькие, нежные, беззащитные», - подумала я.

Дочка улыбалась во сне, сжимая какую-то игрушку. Её сонный заяц остался в моей квартире.

«Как быстро она нашла замену своему любимому зайчику», - промелькнула мысль. - «Так, как и мне».

Слезы непроизвольно подступили к горлу. Я понимала, что сейчас мне надо будет выйти из этой комнаты,  из дома и поехать по темноте осеннего вечера на другой конец города в  квартиру, которая без Лики сразу стала холодной и пустой.

Я решила быть рядом с дочкой, столько, сколько получится. Сидела, думала, как вернуть ребёнка себе.

Довольно скоро Пётр заглянул в комнату и головой показал, чтобы я вышла.

- Это мой дом и здесь сейчас все ложатся спать. - сказал он. - Выход там.

- Можно я останусь, я не могу ехать домой. Там все неживое без Анжелики. - попросила я. Но поняла, что мои переживания трогают Петра меньше всего. - Ты так печёшься о дочери, неужели ты не понимаешь, что разлука с матерью плохо повлияет на такого маленького ребёнка?

- Она прекрасно сегодня провела день без тебя.  - ответил мужчина. - И как заметила - она ещё маленькая, чем раньше начнёт отвыкать, тем легче отвыкнет.

- Ты хочешь лишить меня дочери? А девочку оставить без матери? - воскликнула я.

Петр поморщился.

- Не кричи в моем доме, Анжелику разбудишь. - сказал он. - Я не собираюсь обсуждать с тобой своих решений. Помни, что у тебя неделя на переезд. Завтра водитель приедет за вещами дочери. Хотя я могу купить все новое, но Елизавета Иосифовна сказала, что у Анжелики есть любимые вещи и игрушки, запакуй их.

- Петр, пожалуйста, не лишай меня дочери. Она все, что у меня есть, - слеза сами потекли у меня их глаз.

- А кто тебя лишает? - спросил он. - Приезжай, общайся, хоть целыми днями. Посмотрим, сколько ты наездишь, - усмехаясь закончил он. - Я оставляю тебе банковскую карту, которой ты пользовалась, она оформлена на твоё имя, но больше переводов на неё не будет. Содержать себя тебе придётся самой.

- Я подам в суд на определение места жительства ребёнка со мной!

- Подавай. - жёстким голосом ответил Петр. - И кому они присудят Анжелику? Безработной студентке без своего отдельного жилья или отцу, который создал ей такие шикарные условия? Тем более, Анжелика прописана в моей в городской квартире, а ты у своих родителей. Де-факто, ребёнок изначально жил со мной.

- Я не отдам тебе дочь, не отдам! - крикнула я.

В этот момент рядом возник незнакомый мне мужчина и, взяв под локоть, сопроводил к выходу.

Через минуту я стояла за воротами особняка. Промозглый ноябрьский ветер дул в лицо. Я попробовала вызывать такси, но поблизости не было ни одной машины. Пошла в сторону шоссе, надеясь добраться до города попутке.

П р о д о л ж е н и е с л е д у е т

Н а ч а л о

Еще по теме здесь: Коттедж.

Источник: Петр провел меня в комнату нашей дочери.